Сайт о группе Us5


Главная | Война миров 2 - Форум | Регистрация | Вход | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Us5 » Us5 Fans creativity » Война миров 2 (Сатанинское заклятие)
Война миров 2
Нравиться?
1.Да[ 9 ][90.00%]
2.Нет[ 0 ][0.00%]
3.Бред какой-то...[ 1 ][10.00%]
Всего ответов: 10
vikaДата: Понедельник, 29.12.2008, 23:42 | Сообщение # 1
Just_an_Angel
Группа: Пользователи
Сообщений: 955
Репутация: 27
Статус: Нет меня
- Ты останешься сегодня?
- Нет, не могу…
Мой ненаглядный сжал зубы и сделал сурово-неприступное лицо. Это был классический прием самообороны против моих униженных просьб.
- Хороший получился праздник… - бесцветно сказала я для того, чтобы показать – предыдущая тема разговора снята с повестки дня.
- Тоже мне праздник…Почему ты на свой день рождения пригласила не своих друзей?
- Потому что именно в такой компании мне легче делать вид будто я не замечаю, как ты спишь с моими подругами! – завелась я.
- Опять?
-Двадцать пять. Кэрри мне все рассказала: вы вчера были вместе в кино…
- В кино! – вспыхнул он. – В кино, а не в койке! Мы случайно встретились… Я что, не имею права?!
- Не имеешь.
- Я тебе не муж!
- Объелся груш.
- Че за детские приколы?! Чего ты от меня хочешь? – с некоторой натяжкой этот вопрос можно было счесть попыткой решить конфликт.
- Хорошо. – незамедлительно воспользовалась я поблажкой. – Обещай мне, что больше никогда не будешь разговаривать с Кэрри. Обещаешь?
- Что? – возмущенно взревел он. – Я уже и поговорить с ней не имею права? Да тебя зашкалило! Твоя неуместная ревность…
- Моя ревность вполне уместна. И не подумай, будто я переживаю из-за твоих измен. Просто я люблю тебя, больше чем себя и ревную себя к тебе. Вот! – я горделиво задрала короткий нос.
- Что за ерунда! Ты можешь говорить как нормальный человек?
- Пожалуйста: еб твою мать.
-Все. Я у-хо-жу. – отчеканил он по слогам. – Я не собираюсь тратить время на бессмысленные препирательства.
- Какая ценная потеря! – мою душу выворачивало наизнанку от обиды, рвало сгустками боли и злости. – Ты потратил на меня свое время? Не переживай, я тебе его верну! Неделю, месяц, всю жизнь без меня!!!
- Я ухожу.
- Вали!
И он ушел! В другую комнату. Конечно, если бы я по-прежнему упрашивала его остаться, он мог бы со спокойной душой уйти домой. Но теперь, когда я выставляю его сама – выдворить его отсюда был способен только отряд полиции.
Я зашла в гостиную и, замерев в раме дверного проема, призвала с тщательно деланным энтузиазмом:
- Ребята, скоро полночь! Давайте устроим гадания!
Пять пар глаз воспросительно уставились на меня:
- Как?
- Не пошлите. – отмахнулась я. – Предлагаю гадать на зеркале. Я точно знаю как. Мне когда-то рассказала одна подруга – сатанистка. Вернее, родители у нее сатанисты, а она у них в книге вычитала…Но, ребята, это очень страшно.
Шестая пара – глаз моего любимого – смотрела на меня насмешливо.
- Вы что, не знаете Бет? – презрительно кинул он. – Ей бы лишь в зеркало посмотреться, а повод не важен.
Выпад попал в «десятку». Гости дружно заржали.
- Знаешь, Иззи, если Бет так зациклена на зеркале – это означает, что у нее есть с ним какая-то потусторонняя связь. – С апломбом возразила Сара, неприязненно взирая на профиль моего ненаглядного. – Я сто раз читала, как гадают на суженого по зеркалу, а ни разу не видела! Начинаем немедленно! А кому не интересно, пусть валит на кухню.
Победа осталась за ней. Что-что, а выпадать из центра общих интересов Иззи точно не собирался.
- Ну уж нет. Мне тоже занимательно поглядеть, какого такого суженого Бет себе наворожит. – переводить эту фразу нужно было только дебилам: «Суженый ее сидит здесь и не прочь понаблюдать, как она будет выламываться с горя.»
- Это не обычное гадание. – начала я. – Это гадание, с помощью которого можно не только узнать свою судьбу, но и изменить ее. Ведь часто любовь посылается нам не на счастье, а для испытания или искупления.
Гости глядели на меня во все глаза.
- Ну-ну…- попытался сдуть мой пафос Иззи.
Но Сара подбила его на взлете
- Супер! – вскричала она. – Что для этого нужно?
- Свечи, два зеркала, маленький столик и нож.
- А нож зачем? – сухо спросил Иззи.
- Узнаешь.

Добавлено (16.12.2008, 23:56)
---------------------------------------------
В одной, заразившей всех лихорадке гости повскакивали с мест, окрыленные предстоящей, щекочущей нервы мистификацией. Винс трусцой побежал на кухню за ножом. Остальные двигали мебель и протирали зеркала. Я же раздавала указания.
- Сюда. Я должна сидеть лицом к зеркалу. Остальные – в углу и молча.
- Быстренько, быстренько.. – подгоняла всех Сара. – Скоро двенадцать. Ричи, ну почему ты сидишь?!
- Не нравится мне все это… - сказал Ричи и у него на лице появилось какое-то странное выражение, которого я раньше не замечала. – Зачем вы эту фигню затеяли? Не понимаю!
- Настоящее гадание – это жутко интересно! – с энтузиазмом завила Сара. – Ну, присоединяйся! Это будет весело.
- Нет…Извини…я буду на кухне… - Ричи поднялся и покинул комнату. Я была немного в шоке. Во-первых – почему он так странно реагирует на безобидное гадание. Во-вторых – это, наверное, впервые он не послушал Сару. Ведь сколько я помню, он всегда беспрекословно потакал всем прихотям своей девушки. Какая муха его укусила?
На часах было 23:50
Мы погасили свет. Я опустилась на колени перед журнальным столиком. Зажгла свечи, расставила зеркала.
23:56
Предстоящее уже не казалось игрой. Старые, доставшиеся мне от дедушки, напольные часы с боем стремительно раскачивали золоченым маятником.
23:59
Я стиснула зубы и, выставив вперед ладонь, с размаху перерезала ее поперек.
- Боже мой! – испуганно ойкнул кто-то сзади.
Боль, мгновенно пронзившая меня до корней волос, одним махом перечеркнула всю мою любовь, боль, отчаяние и унижение. В ней было страшное облегчение. Схватив окровавленной ладонью нож, я вонзила его в другую руку и, превозмогая новую волну боли, сложила ладошки лодочкой. Кровь стекала на полированную поверхность стола.
И в этот миг раздался первый удар часов! Шалыми от боли глазами я увидела, что в зеркале появилась первая арка, за ней вторая, третья…Красной ковровой дорожкой кровь бежала все дальше и дальше, в бесконечную темную глубину. Кровь хлестала из моих рук. И я заорала перекошенным, изломанным ртом:
- Плоть от плоти моей, кровь от крови моей, приди есть мою плоть, пить мою кровь, ибо ты – это я!
И вдруг в сумрачном конце зеркального коридора явственно увидела темную фигуру! Она шла ко мне. В ее походке сквозило что-то мучительно знакомое и оттого тягостное и неприятное. Словно подчиняясь приказу звучащего в моих ушах заклятья, я с трудом расцепила руки и вывернула и вверх, пылающими пожаром ладонями. Не удержав равновесия я качнулась вперед. Пальцы ткнулись в поверхность зеркала. И я почувствовала – или это только показалось мне? – что зеркальная гладь прогнулась внутрь, как мягкая резина. И в ту же секунду тень в глубине зеркал выпрямилась и, вытянув руки навстречу, стремительно понеслась на меня. Я оцепенела от жути. Его лицо приближалось. Я знаю его, знаю! Но знать его – страшно. Расстояние между нами пугающе сокращалось. Мне отчаянно хотелось бежать. Но я не могла пошевелиться от страха. Мои глаза встретились с его глазами.
Это же…Нет! Только не это!
И тогда я закрыла лицо липкими от крови ладонями и заорала, скукожившись от страха.
Дальше была темнота.

Я лежала на диване, обрамленном шестью головами моих гостей. Их лица были серыми и испуганными. Сара заботливо перевязывала мне руку бинтом. Ее пальцы дрожали. В комнате ярко горел свет.
- Вы видели? – промямлила я.
- Надо же, я глазам свом не поверил… - сказал Кейси. Таким изумленным я его никогда не видела.
- Вы видели, он несся прямо на нее! – воскликнул Винс, глядя на меня испуганными глазами.
- Думал, что с ума схожу… - произнес Джей, потупив взгляд. – Вроде же и не пили почти…
Их явно успокаивали звуки собственного голоса. А главное то, что они видели это все, а значит, никто не сошел с ума, и можно не опасаясь говорить об этом вслух.
Неожиданно Сара больно сжала мою ладонь. Ее округлившиеся вопрошающие глаза зависли надо мной.
- Слушай, а ты… ты узнала его? Мне показалось, ты его узнала. Это…кто?
Я тяжело посмотрела на Иззи. Он подался ко мне. Его взгляд был таким же тревожным, как и у остальных.
- Бет, можно я останусь? – мягко попросил он.
Он знал, что я не скажу «нет». И знал, что я тоже знаю это.
- Я узнала его. – обернулась я к Саре. – Я помню, что узнала. Но теперь не могу вспомнить кого. Помню только, в ту минуту, когда мы встретились глазами, я поняла: он для меня – самый дорогой человек на земле. И почему-то это ужасно!
- Понятно. – Сара жалостливо потупила взгляд.
Я извинительно улыбнулась ей, чувствуя на своих губах полынный привкус обреченности. Иззи довольно усмехнулся.

Добавлено (18.12.2008, 23:55)
---------------------------------------------
Я стояла у кассы театра, подпирая спиной стену. Новые туфли садистски сжимали кончики пальцев. Сара беспардонно опаздывала, билеты были у нее. Мне оставалась лишь дуться и рассматривать людей, теша свои комплексы живыми примерами – водятся особи и похуже.
Я безрадостно поморщилась. А вот девушка в голубой шифоновой блузке. К ней не придерешься. Сдержанная. Хорошенькая до безумия. И рождаются же на свет такие чудные девушки! Из нечего делать я наблюдала, как она беспокойно вертит головой. Видно, тоже ждет кого-то. И какой дурак опаздывает на свидание к такой красотке? Одновременно со мной она закусила нижнюю губу. Ее кавалер явно не страдал пунктуальностью, как и моя паскуда Сара. Где ее только черти носят? Вдруг нечистый окончательно сбил ее с истинного пути в театр? Толпа постепенно редела и я раздосадовано матюкнулась про себя, понимая, что вот-вот начнется представление. Но тут я заметила Сару. Она стояла в трех шагах от барышни в голубой блузке и таращилась на нее, как баран на новые ворота.
- Сара! – завопила я возмущенно.
Она дернулась, узрела меня и, невесть почему, на ее лице отразилось несказанное удивление. Сара недоуменно перевела взгляд на красавицу в голубой блузке, снова на меня, опять на нее. Вскинула брови, присвистнула и наконец-то соизволила подойти ко мне.
- Бывает же такое! – хихикнула она, тыча выставленным большим пальцем себе через плечо – в сторону той самой девушки.
- Ты тоже ее заметила? Такая красотка, да?
- Красотка? – недоверчиво сощурилась Сара. – Ты меня дуришь, что ли?
- А разве нет? Сама ж на нее вылупилась с восхищением!
- Я?! С восхищением? Да я думала, что это ты!
- Я?!!!
Сара с сомнением поглядела на меня – на ее лице читалось явное колебание: «Кокетничает или правда дебилка?» - и, похоже, остановилась на втором варианте ответа, потому как сменила эмоционально-убежденный тон на иронично-разъяснительный:
- Присмотрись, дурище, ведь эта красота до неприличия на тебя похожа! Вот я и уставилась. Смотрю, вроде ты. Но мы ж только час назад расстались. Думаю: «Когда ж это Бет постричься успела?» Только потому к ней сразу и не подошла.
- Не может быть. – обескуражено произнесла я. – Я совсем не заметила сходства. Она такая прелесть…
- А ты что, урод?
- Я замухрышка.
- Дура ты, а не замухрышка. Да ты, небось, и не на красоту смотрела. Просто у тебя твоя зеркальная болезнь сработала. Вытаращилась на нее, как на собственное отражение. Нарцисс ты наш уездный. Красивая! Ну насмешила… Столько глядеться в зеркало и не рассмотреть, что и сама хорошенькая, как ангелок. И чего только со своим Иззи маешься… - Сара брезгливо скривила нос, словно унюхав дурной запах – тонко давая мне понять свое мнение о Иззи, не прибегая к бранным словам. – По-моему, ты конченная эгоистка и любишь только себя. Проблема лишь в том, что ты не можешь понять, кого ты любишь на самом деле. Ладно, пошли в театр, сейчас двери закроют…

На ярко освещенной сцене лорд Горин замер перед зеркалом в карикатурно-самовлюбленной позе. Рядом вытянулся дворецкий Фиппс.
- Видите ли, Фиппс, модно то, что носишь ты сам. А немодно то, что носят другие. – просветил нас Горин повышенно противным тоном.
- Да, милорд.
- А ложь – это правда других людей.
- Да, милорд.
- Другие, это вообще кошмарная публика. Единственное хорошее общество – это ты сам.
Дальнейшего диалога я не расслышала, потому что Сара, нагнувшись, гаркнула мне в ухо:
- Вот видишь, Уайльд тоже любил только себя.
- Это не Уайльд, а лорд Горин – герой произведения. – вяло отбилась я.
- Да у Уайльда по всем произведениям напиханы лорды и милорды, которые любят только себя! Он был такой же нарцисс, как и ты…
- Уайльд был не нарцисс, а гомосексуалист.
- Какая разница? – громким шепотом парировала Сара. – Нормальная любовь – мужчины к женщине и женщины к мужчине – это тяга к противоположности. А гомо все противное считает противным. Ему хочется такого же, как он. То есть, по сути, себя самого и хочется.

Добавлено (19.12.2008, 00:20)
---------------------------------------------
Я несколько офигела. Теория, следовало признать, была весьма оригинальной.
- И знаешь, почему Уайльд так плохо кончил? – продолжала Сара, переходя с громкого шепота на тихий крик. – Потому что он, как и ты, не разобрался, кого он любит на самом деле.
- Девушки, можно потише! – раздалось возмущенное шипение сзади.
- Спасибо бы сказали. – нимало не смутившись фыркнула Сара. – Уайльда вы еще сто раз услышите, а такого больше никогда.
- Вы ведете себя неуважительно по отношению к писателю! – злобно взвизгнула соседка Сары справа.
- Ну знаете! Уайльд был тот еще писатель. Он бы и сам про такое с интересом послушал. – завелась подруга.
- Да слушать вас противно! Постеснялись бы! – сзади уже орали. Кто-то невежливо толкнул меня в спину, выбивая из ступора.
- Люди совершенно правы! – подала голос я. – Никакая я не лесбиянка и не нарциссистка!
- Девушки, мы вас сейчас выведем!
Я развернулась на девяносто градусов к сидящим за нами в поисках поддержки
- Да вы послушайте, что она говорит. Какая я лесбиянка! Сама она лесбиянка!
К нам со всех ног неслась билетерша.
-Так, пошли отсюда, если не умеете вести себя в культурном месте…Пошли…пошли вон из зала. – грозно закудахтала она, вцепившись в плечо Сары. Видимо, постоянный контакт с культурой сказался на ней крайне мало.
- И впрямь, Бет, пошли отсюда. А то это не спектакль, а нудота! – вызывающе громко объявила подруга.
Я послушно попыталась обуться(едва лишь в зале погас свет, я скинула предательские туфли, освободив свои умирающие пальцы). Ступни взвыли болью, категорически отказываясь втискиваться обратно в «лодочки».Мне сразу захотелось досмотреть спектакль до конца. Но подобного шанса Сара мне, увы, не давала.
Я встала и поплелась босиком, прижимая туфли к груди, сопровождаемая осуждающими взорами.

- Чего на тебя нашло? – уныло поинтересовалась я, выйдя на крыльцо театра.
Я стояла на асфальте босиком, мысленно прощаясь с единственными чулками и сутулясь под любопытными взглядами прохожих. Сара, достав из сумочки маленькую щетку, начала расчесывать свои рыжевато-каштановые волосы. Она их никогда не заплетала, потому что Ричи нравилось, когда она была с распущенными волосами. Меня вообще нервировало то, как она менялась в его присутствии. У нее не было своих мыслей – только мысли Ричи, не было собственных желаний и амбиций – только его желания и устремления. Она моментально принимала их в себя. «Ричи сказал, Ричи слышал, Ричи любит, Ричи собирается…» - неустанно щебетала она. Эта тема вызывала у нее неизбывное захлебывающееся вдохновение. По сути, все, что она говорила, сводилось к одному глобальному тезису «Ричи – лучший человек в мире!». Меня это ужасно нервировало! И поэтому мне всегда приходилось как-то отвлекать ее на другие темы.
Сара спрятала щетку и со спокойным видом ответила:
- Спектакль был паскудный. Надо ж было хоть как-то поразвлечься…Поскольку спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Что снова говорит о полезности нарциссизма…
- Че ты прицепилась ко мне со свои нарциссизмом! Достать меня хочешь?
- Дура ты. Я же тебе добра желаю…Бросай своего Иззи на фиг. У вас с ним все равно ничего не получиться!
- Это почему? – приняла оборонительную позицию я, хотя могла бы сама ответить на свой же вопрос. Именно поэтому об этом не стоило заговаривать в принципе.
- Потому что вы с ним слишком похожи.
- Чем? – опешила я. – Я – невзрачная, серая мышка, замухрышка и неудачница…
- Все равно вы два сапога пара. – прервала мое глубинное погружение в комплексы Сара. – Ты ведь только с виду такая тютя, а на самом деле упрямая, как не знаю что… Иззи твой это знает, оттого и бесится, что переломить тебя не может. Думаешь, он тебе изменяет?
- А разве нет?
- Нет – он обороняется. Он боится, что, уступив тебе хоть на пядь, тут же окажется порабощенным. Боится потерять себя – тебя боится.
- Он меня боится? Ты шутишь?
- И правильно делает…Ты слишком властная. Потому он все время сбегает, скандалит, ухлестывает за другими. Понимает: стоит ему остаться с тобой надолго – ловушка захлопнется. А бросить тебя все равно не может, потому что любит тебя по-своему. А ты его нет!
- Это я его не люблю?! – я была в полнейшем шоке от этого абсурда.
- Ты. Ты любишь не его, а себя в нем. Ты и злишься на него вовсе не из-за его измен. Ты не можешь простить ему, что он такой, какой хочется быть тебе. Что это он мучает тебя, а не ты его!
- Заткнись!
Я была по горло сыта Сариной аматорской психоаналитикой.
- Я люблю его! Люблю, слышишь! – заорала я. – Я без него не могу! Когда его нет, мне кажется, что нет меня!
Мои слезы отрезвили ее

Добавлено (19.12.2008, 00:21)
---------------------------------------------
Сара стала до смешного расстроенной.
- Ладно, прости. – примирительно пробубнила она. – Успокойся. Забудь все, что я сказала…Ты права, какая из тебя нарциссистка? Ты сама себя съешь и не подавишься.
Ответить я уже не могла – лишь издавать нечленоразделительные звуки. Несколько минут Сара угрюмо созерцала меня – жалкую, босую, плачущую, уткнув лицо в подошвы туфель, которые я по-прежнему сжимала в руках.
- Послушай… - произнесла она, принимая очередное кардинальное решение. – Я давно хотела тебе сказать…Есть один адрес. Ведьмы. Настоящей. Мне говорили, она может решить любую проблему. Только берет дорого… Но, если уж такое дело…Думаю, оно того стоит.

Добавлено (20.12.2008, 23:54)
---------------------------------------------
Крепко сжимая мою безвольную руку, Сара волокла меня вверх по лестнице.
- Третий этаж, квартира 33. Плохо, что мы без звонка, но я не знаю телефона…Только адрес и имя – Трэйси Брукхард.
Я была тихой и бесчувственной, как всегда после слез. Мраморные ступеньки неприятно холодили ноги. Чулки порвались еще при выходе из такси.
- Сара, мне не хочется… - выдавила я с трудом. – Я не могу тратить такие деньги ради забавы на какую-то шарлатанку.
- Слушай сюда. – остановившись, Сара тряхнула меня за руку. – Если все, что мне рассказывали про эту тетку, правда, то, после визита к ней все твои проблемы на личном фронте в момент разрешатся…
- А если неправда?
- Тогда не плати ей. Раз уж тетка дерет такие жуткие бабки, пусть вначале докажет нам, что она настоящая ведьма!
Протащив меня через последние несколько ступенек, Сара решительно нажала на кнопку звонка.
Дверь медленно открылась. На пороге никого не было.
- Идите сюда! – послышался голос из глубины квартиры.
- Пошли. – после секундного размышления приказала Сара, увлекая меня в прихожую.
Дверь ха нами резко захлопнулась, защелкнувшись на замок. Сара вздрогнула от испуга, я нервно чертыхнулась.
Мы прошли по длинному коридору и оказались в плохо освещенной комнате с зашторенными окнами и горящим камином. И какого черта камин горит? Сейчас же не зима и даже не осень… Возле камина стояли два кресла и маленький столик.
Больше ничего загадочного в обстановке я разглядеть не успела, обратив внимание на ее хозяйку. Стоя на коленях у огня, она помешивала угли кочергой и сейчас обернулась к нам. Вид у нее был скорее равнодушный, чем гостеприимный. И еще, в ее внешности я заметила невероятное сходство с Сарой! Такого же цвета волосы, схожие черты. Даже выражение лица такое же - эдакий агрессивно-инфантильный вид. И что сегодня за день? Одни клоны повсюду!
- Вы – Трэйси Брукхард? – осведомилась Сара.
- Я – Трэйси Брукхард.
- Та самая ведьма? – голос подруги звучал подозрительно.
Тот же вопрос готова была задать и я. Трэйси казалась чересчур молоденькой.
- Да, я – ведьма. Садитесь. Вон, возьмите кресло у окна… - она встала, отряхивая пыль с подола черного халата. Было видно: ни внезапный визит клиентов, ни мои босые ноги, ни наш скептицизм не вызвал у нее ничего, кроме скуки. Самоуверенная девица. Даже слишком.
Сара притащила себе кресло-качалку и умостила его рядом с камином. Я села в одно из кресел, девица лениво развалилась напротив.
- Вы – настоящая ведьма? – пошла в открытую атаку Сара.
- А ты проверь! – осклабилась Трэйси.
- Ну что ж… - лицо Сары стало довольным, будто ей предложили любимое лакомство. – У моей подруги есть большая проблема… - Сара замолчала, ожидая, что противница попадется в ее капкан, задав вопрос: «Какая проблема?». – «Ну ты же ведьма! – ответит ей Сара. – Догадайся сама». И засчитает себе первый удар.
Трэйси покровительственно улыбнулась. И внезапно я поняла: ведьма! Даже глаза у нее не человеческие – ярко-желтые, цвета огня. У людей не бывает таких глаз. Ведьма взглянула на меня.
- Проблема весьма банальная. – сообщила она, вычеркивая Сару из поля зрения и разворачиваясь ко мне всем корпусом. – Любовь. И, к сожалению, любовь – несчастная. Вы не в состоянии соединится с любимым человеком, но не способны быть счастливой без него. Такая судьба…Ничего ты тут не попишешь…
Это был удар под дых – голова закружилась, в горле запершило, грудь сдавило. Она попала в точку. И я отчаянно пыталась убедить себя, что ее попадание случайно. Профессиональная гадалка просто произнесла одно из тех абстрактных обтекаемых пророчеств, которые приходятся впору большинству клиенткам моего возраста. Но безысходность ее слов сковырнула корку на моей незаживающей любви, и разум не мог бороться с болью.
Я машинально посмотрела на свои изуродованные ладони, где линии судьбы, жизни и любви, перечеркивали раны от ножа.
- Странно однако… - изумилась колдунья. – Я вижу еще одну судьбу. Две судьбы крест-накрест. Вау! Что это?!
Ведьма схватила мои раненые руки и потянула их на себя столь резко, словно это были ее вещи, которые она вдруг обнаружила у меня. Она распрямила мои ладони, как листки бумаги.
- Откуда у вас это?!- ее желтые глаза вцепились мне в душу. – Откуда вы знаете заклятие на зеркале?!
- А что такое? – пренебрежительно изрекла Сара. – Она просто гадала на зеркале!
- Откуда вы знаете это заклятие? – Трэйси даже не обернулась на голос Сары. Ее огненные глаза зондировали меня, и я почти осязаемо чувствовала, как они копаются в моей душе.
- Да чего вы пристали? – Сара злилась все сильнее. – Такие гадания печатают сейчас во всех женских журналах!

Добавлено (20.12.2008, 23:57)
---------------------------------------------
- То, что печатают в журналах – дамские развлекалочки. – немилосердно обломала ее Трэйси. – Откуда вы могли узнать это заклятие?!
- Отпустите меня… - прошептала я, измученная ее напором. В детстве мне рассказала одна подружка.
- Откуда она узнала?
- У нее родители – сатанисты…
Ведьма опустила глаза и отпустила мою душу.
- А заклинание запомнили? – ее тон был суровым. – Сможете повторить?
- «Кушай меня, пей из меня кровь…» - неуверенно выговорила я. – Что-то в этом роде.
- Вы только это говорили?
- Да нет, я помню, там было много слов. – продемонстрировала свою осведомленность Сара.
Впервые с начала беседы Трэйси удостоила ее взглядом:
- А вы можете их вспомнить?
Сара поджала губы и задумчиво почесала нос.
- Примерно… «Плоть от плоти моей, кровь от крови моей…»
Стоило ей начать, конец сам собой всплыл из моей памяти.
- «…приди есть мою плоть, пить мою кровь, ибо ты – это я!» - выплюнула я скороговоркой. – А перед этим я выставила зеркала так, чтобы появился коридор в бесконечность и разрезала обе ладони ножом. И как только я произнесла заклятие в зеркале появился кто-то…
- И кого вы увидели в зеркале?
- Она не помнит. – ответила за меня Сара.
- Что ж, это нетрудно предположить. – сухо сказала ведьма. – Кого бы вы ни увидели – это был именно то человек, о котором я говорила. Но вы попытались перечеркнуть свою судьбу. Вот в чем проблема… Alea jasta est.(прим. – Жребий брошен)
- И что теперь будет? – нервно поинтересовалась я.
- Черт-те что! – огрызнулась Трэйси. – Вы даже не представляете, что натворили. Заклинание это – сатанинское. Человеку запрещается перечеркивать свою судьбу, пусть и несчастную, с помощью заклятий. Один черт знает, какого такого суженого вы позвали в ту ночь!
- Как раз ее суженого мы все хорошо знаем. – хмыкнула Сара. – Его и звать не надо – сам приходит и нервы ей портит. Она, как вы верно заметили, ни с ним не может, ни без него. Так кругами друг вокруг дружки и бегают.
- Вот как? – на лице ведьмы отразилось заметное облегчение. - Но, знаете вы суженого или нет, пожалуй, лучше довести ритуал до конца. Незавершенное сатанинское заклятие может обернутся еще хуже. Оно способно довести человека до сумасшествия…
- Что значит не до конца? – удивилась я. – Я что-то забыла?
- Скорее не знала. – поправила Трэйси. – Ваша подруга сказала достаточно, чтобы покрасоваться, но все же не рискнула сказать главное. Услышав это, суженый не сможет не прийти - его приведут к вам, даже против воли. Ничего хорошего тут нет… - бормоча себе под нос странную невнятицу, ведьма залезла на свое кресло с ногами и достала с каминной полки большое белое блюдо. Вытащив из кармана халата растрепанный клубок красной шерсти, она поставила блюдо на стол, положила клубок в центр и, слегка придерживая его указательным пальцем, обратилась ко мне: - Подойдите сюда. Вы должны увидеть это. Сейчас нам покажут финал вашей истории.
- А мне можно посмотреть? – подалась вперед Сара.
- Нет. – отрезала ведьма. – Это только ее судьба.
Не слишком понимая, что сейчас будет, я выбралась из своего угла и пристроилась на подлокотник кресла Трэйси. Ведьма отпустила клубок. Он вздрогнул и закрутился вокруг своей оси. Затем начал описывать спиральные круги по тарелке. Пораженная, я следила за ним, не отрывая глаз. Красный шерстяной моток достиг края блюда, и в кругу тарелки, словно на экране телевизора, проступила картинка. Я увидела кафе с зеркалом на всю стену, столик и сидящих за ним парня и девушку. Девушка была очень красивой, белокурой, в сногшибательном красном платье. Парень глядел на нее глазами преданной собаки, боготворящей хозяина. «Так больше не будет…Прости меня…Я все понял…Мы будем жить по-другому…» - умолял он. Красавица слушала его, отвернувшись, самодовольно глядя на себя в зеркало и неприкрыто наслаждаясь победой.
Эта сцена казалась столь восхитительной и оторванной от моей жизни, что я даже не сразу узнала их. И лишь приглядевшись, с изумлением поняла: эта девушка – я, парень – Иззи.
- Насмотрелись? – Трэйси подцепила клубок, и изображение исчезло.
- Неужели это будет? – возбужденно воскликнула я. – Неужели такое может быть со мной?
Трэйси скривилась и нехотя подтвердила:
- Если произнесете заклинание…

Добавлено (20.12.2008, 23:59)
---------------------------------------------
- Скажите мне его! За любые деньги!
- Ладно. Во всяком случае, ничего страшного вам вроде не угрожает… - в словах ведьмы слышалось сомнение. – Запомните, после того, как вы скажете известную вам часть заклятия, нужно повторить ее еще раз с точностью до наоборот.
- Я это ты ибо… - начала я.
- Нет. Навыворот. Я отэ ыт оби…
- Я поняла. Для этого придется повторить все сначала? – я беспокойно поежилась, вспомнив болезненность ритуала.
- Нет. - печально возразила колдунья. – Достаточно подойти к зеркалу в двенадцать, положить ладони на стекло и произнести заклинание целиком.
- Сколько я вам должна?
- Нисколько. – неприязненно отмахнулась ведьма. – Я не смогла вам помочь. Вы пришли слишком поздно. А тот, кто придумал завязку этой истории, редко завершает свои труды хэппи эндами.

Добавлено (27.12.2008, 23:45)
---------------------------------------------
- Ладно, уже поздно. Мне пора.
- Ты не останешься?
- Не могу.
- Не могу или не хочу?
- Не могу.
- Тот, кто хочет, всегда найдет возможность, кто не хочет – отмазку! – я демонстративно отвернулась.
- Хорошо. Я не хочу. – Иззи встал с кровати, брезгливо, по-кошачьи отряхнулся и полез в штаны.
- Останься, пожалуйста… - я растеряно перебирала пальцами прядь волос. – Ты же знаешь, я не люблю, когда ты вот так уходишь…
- А я считаю, самое разумное, что я могу сделать – вот так сбегать. Мы никогда не сможем жить вместе. – сказал он убежденно.
- Почему?
- Мы слишком похожи, оба одинаково упрямые. Каждый хочет, чтобы все было так, как он хочет. А единственное желание, в котором мы сходимся, мы уже удовлетворили. Можешь меня не провожать. Пока.
Он вышел из комнаты. Я не остановила его. Просто не нашлась, что сказать, ошеломленная его, первым за историю наших отношений, косвенным признанием своей вины – его и моей.
«Каждый хочет, чтобы все было так, как он хочет… Мы слишком похожи, оба одинаково упрямые». Мы, значит, он и я.
Но я не могла нащупать в себе причин для подобного упрека. Я не понимала его, как и не понимала вчера Сару, заявившую мне практически то же самое. Обо они говорили о каком-то другом человеке: цельном, уверенном в себе. В то время как я была лишь не сформулированным нечто, не способным четко определить ни одного своего качества, ни одного принципа. И моя дурная привычка напряженно глядеться в зеркала объяснялась чем угодно, но отнюдь не самолюбованием. Скорее всего, я надеялась, что, в конце концов все-таки разгляжу там себя, пойму, какая я, уверюсь, что существую! Или я верила, что существую, только когда смотрелась в зеркало? И еще, когда рядом был Иззи.
Я слышала, как он закрыл замок. Дверь всхлипнула. Стало тихо.
То, что они хором величали моим упрямством, было только унизительной самозащитой. Страхом, что уступив, я буду подавлена окончательно, окончательно превращусь в ничто!
Но то же самое сказала вчера Сара про Иззи: «Он боится, что, уступив тебе хоть на пядь, тут же окажется порабощенным. Боится потерять себя – тебя боится.»
Если так, мы сходны лишь в одном. Оба мечтаем, чтобы другой был исключительно отражением, с готовностью повторяющим наши слова и движения, истины и законы.
Когда Иззи со мной, я верю: я не ничтожество – ведь у меня есть он. Он – мой единственный повод для гордости, единственный гарант самоценности. Мое отражение в зеркале мира.
Но проблема в том, что он – не я. И каждый раз, когда я поступаюсь ему хоть в чем-то, мне чудится: мое и без того сомнительное «я» кренится, как Пизанская башня. Я злюсь, дергаюсь, чувствую дискомфорт. И он тоже бесится, оттого, что я – не он.
Он ушел.
И я снова услышала размеренное дыхание своего одиночества.
Время приближалось к двенадцати. Я выбралась из постели. Одела халат. Полила кактус. Разгромленная спальня вызывала отвращение. Я перестелила постель.
Может, он вернется? Конечно, вернется. Сейчас я верну его!
Схватив листок бумаги и склонившись над столом, я поспешно нацарапала на нем слова заклинания и начала переписывать его наоборот.
Подойдя к зеркалу, я положила листок на тумбочку. 23:51. Еще девять минут. Я повертела головой, пытаясь разглядеть свою комнату за стеклом. Она была такой же реальной, как и за спиной. С детства меня преследовало навязчивое ощущение ее реальности, мысль, что извернувшись похитрее, можно войти туда, в зазеркалье.
Пора!
Я приложила ладони к зеркалу и пробарабанив наизусть первую часть заклятия, на клонила голову и, стараясь не сильно запинаться, стала читать неудобоваримый тарабарский текст. Это невозможно произнести!
Все. Часы затихли. Я подняла глаза.
Какой облом!

Добавлено (27.12.2008, 23:46)
---------------------------------------------
В зеркале не было никого – только я сама. Я сама! Какое невыносимое словосочетание! Оно звучало, как приговор, как оскорбление, как…Вдруг, словно волна взрыва отбросила меня от зеркала. Отшатнувшись, я впечаталась в стоящий рядом шкаф, чувствуя спиной его острый угол, врезавшийся мне между лопаток. Мое нутро дрожало и ходило ходуном, как после толчка землетрясения.
«Заклинание это – сатанинское. Один черт знает, какого такого суженого вы позвали в ту ночь!» - звучал где-то рядом раздраженный голос Трэйси. Я слышала его словно наяву. Я вспомнила, чье лицо возникло передо мной в зеркале тогда, когда я произнесла сатанинское заклятие. Я знала это столь же явственно, как и тот факт, что серьезно мое видение могут воспринять только в дурдоме. Из глубины зеркал ко мне вышла тогда Я САМА!
«Человеку запрещается перечеркивать свою судьбу, пусть и несчастную, с помощью заклятий.» - недобро напомнила мне Трэйси.
Иззи – был моей судьбой…
«Но вы попытались перечеркнуть свою судьбу. Вот в чем проблема…»
Но я произнесла заклятие. Я только что завершила его до конца! И теперь мне сужен не Иззи, а я. А Иззи больше никогда не вернется. Я обречена на себя саму! На вечное беспросветное одиночество!
Я обиженно отвернулась от зеркала, испытывая одно единственное желание немедленно покончить собой. И в ту же секунду чьи-то руки закрыли мне сзади глаза. Ладони были холодными и гладкими. Я резко отбросила их, развернулась и встретилась глазами с Собой.
- Не может быть… - выдохнула я.
И Я же весело взглянула на себя огромными, сияющими глазами и ответила:
- И все же это я.
- Разве отражение может выйти из зеркала?
- Не может. – покачала Я улыбающимся лицом. – Никогда. Но ты произнесла заклятие, и я не могла не прийти.
- Заклятье… - повторила я эхом.
- Плоть от плоти моей, кровь от крови моей, приди есть мою плоть, пить мою кровь, ибо ты – это я!
- Ты – это я! – ахнула я, не в силах поверить в сказанное.
- Страшное заклятье. Его знают немногие. Но ты произнесла его и…
-…пришла ты.
- Да, к тебе пришла ты.
- Пришла я.
- Да, пришла я.
- Ты…я… - я не знала, как называть ее(себя?). – Как тебя зовут?
- Так же, как и тебя, - Элизабет.
- Меня все зовут Бет.
- Тогда я буду Лизи.
- И ты будешь пить мою кровь?
Лизи засмеялась, скорчив смешную рожицу.
- Не-е…Не буду. Хотя, по-моему, нам страшно хочется есть! Айда на кухню!
Я шла за ней, все еще не в силах уразуметь случившееся. И лишь когда, сидя за столом, мы синхронно ели, я – вдруг, сразу – приняла, вобрала в себя обьемную реальность происходящего.
- Есть твою плоть, - промычала Лизи с набитым ртом, - метафора. Вот еда: через минуту она станет тобой – твоей плотью и кровью. Силой, которая дает тебе жизнь. Ибо есть – значит жить. Есть – значит принимать в себя. Не на время, а навсегда – так, что иное становится тобой.
- Какая ты интересная! – воскликнула я. Ее несколько напыщенная манера говорить завораживала меня, как завораживают людской слух медово-тягучие предания и легенды.
- Какая ты интересная. Ведь я – это ты. И ты себе безумно интересна.
- Получается, я совсем себя не знаю!

Добавлено (29.12.2008, 23:42)
---------------------------------------------
Иззи, с серьезным и очень раздраженным видом стоял у двери с золоченой табличкой на которой значилось «Трэйси Брукхард».
«Бет к ведьме ходила…После этого я ее и не видела и ничего о ней не слышала…» - повторялись в его голове слова Сары. Целый день эта информация мучила его словно несварение желудка.
Иззи решительно выставил вперед указательный палец и направил его, как копье в кнопку звонка.
- Дзи-инь, дзи-инь, дзи-инь… - прозвенела трехзначная трель.
Дверь открылась. На пороге никого не было. Вдруг, словно из ниоткуда, появилась Трэйси с абсолютно безразличным выражением лица. Но стоило ей увидеть Иззи, ее глаза округлись, а рот приоткрылся от удивления.
А вот Иззи вообще глядел на девушку, словно на привидение, не в силах сказать ничего. Молчание длилось около минуты.
- Трэйси? – наконец спросил Иззи. – Трэйси Николс?
Трэйси только кивнула в ответ.
- Не может быть… - ошарашено сказал Иззи.
- И все же, это я.
- Я думал, что ты умерла…
- Все так думали…И думают.
- Но почему? – изумился Иззи. Он все еще не мог понять, реальность это или сон. Он свыкся с мыслью, что Трэйси мертва и теперь не мог убедить самого себя в обратном.
- Я не хочу об этом говорить. – отмахнулась Трэйси, сложив руки на груди и вновь приняв безразличный вид.
- А что это у тебя за фамилия?
- Брукхард – девичья фамилия моей


WHERE THE GOOD TIMES GONE?
 
милаSHкаДата: Понедельник, 29.12.2008, 23:44 | Сообщение # 2
[Angel From Hell]
Группа: Пользователи
Сообщений: 2559
Репутация: 32
Статус: Нет меня
...
 
vikaДата: Пятница, 09.01.2009, 14:38 | Сообщение # 3
Just_an_Angel
Группа: Пользователи
Сообщений: 955
Репутация: 27
Статус: Нет меня
- Брукхард – девичья фамилия моей матери.
- А с глазами у тебя что? Линзы?
- Неважно.

Чиркнув спичкой, Трэйси развела огонь в камине. Иззи тем временем удобно разместился в кресле-качалке.
- Какого черта ты распалила камин? – возмущенно спросил Иззи, захлебываясь от абсурда происходящего. - Ты что, с ума сошла? На улице лето! Жарища невероятная!
Трэйси вскинула левую бровь:
- Но разве сейчас тебе жарко?
Иззи прислушался к себе и с удивлением понял, что нет. Несмотря на полыхающий огонь, в комнате не было жарко. Воздух был прозрачный и легкий, уютно-зябкий, какой бывает только зимой
- Так ты ведьма? – недоверчиво поинтересовался Иззи.
- Эта фразочка – штамп №2. – томно промурлыкала девушка, рухнув в одно из кресел. – Ее произносят все мои клиенты. Штамп №1 – «Я вообще-то не верю в колдовство…»
- Съезжаешь с ответа. – понимающе кивнул Иззи. – Значит, не ведьма.
- А ты ничуть не изменился! Все такой же материалист до мозга костей.
- А ты еще больше рехнулась. – насмешливо произнес Иззи.
- Что с тобой разговаривать…Ой, ч-ч-черт! – Трэйси вздрогнула, словно вспомнив о чем-то, и воровато посмотрела себе через плечо. Проследив за ней взглядом, Иззи ошеломленно открыл рот. Зеленые бархатные шторы были раздвинуты. За окном кружился снег – белый, пушистый, игривый. Веселые снежинки носились друг за дружкой, играя в салочки.
- Не может быть! – выдохнул Иззи.
Трэйси недовольно скривилась:
- Прости, я забыла задернуть шторы. Надоело сидеть впотьмах!
- Но там снег! Ты видела, что там снег! – закричал Иззи.
- Там всегда снег. – буркнула Трэйси. – Потому что у меня за окном всегда зима. В крайнем случае, поздняя осень. Я наколдовала себе их раз и навсегда. Потому всегда задергиваю шторы, когда кто-то приходит, опасаясь за сознание людей.
- Но на улице лето!!! – заорал Иззи, не в состоянии принять безумное объяснение девушки. Он в ярости закрыл лицо руками, пытаясь вернуть себе спасительное ощущение реальности. «Там лето! Там должно быть лето!» - экстатично повторял парень.
- Надо же! – потрясенно вскрикнула Трэйси. – Получилось! Открой-ка глаза…
Иззи опасливо отвел ладони и облегченно вздохнул. За окном было лето.
- Ты понимаешь, что ты сделал? – возбужденно запричитала Трэйси. – Свернул мою зиму! Это, конечно, намного легче, чем перекрыть настоящее время года…Но все же. Ты мог бы добиться невероятных успехов в магии.
- Отстань! – отмахнулся Иззи. Восторги девушки ему были неприятны. – Просто мне на секунду померещилось…
- Фу. – Трэйси с любопытством изучила его с ног до головы. – Какая у тебя, однако, сильная защита. Но ты прав, поговорим об этом после. Сейчас расскажи мне, что же привело тебя сюда? Ты же не просто так пришел к ведьме?
Иззи вздохнул и пристально взглянул на Трэйси.
- К тебе приходила моя девушка…
- У меня много клиенток! Как мне знать, кто из них твоя девушка?
- Ну…Она с подругой приходила…Еще у нее на ладонях раны от ножа из-за одного дурацкого гадания…
- Сатанинское заклятие. – произнесла Трэйси, перебив парня.
- Да, она что-то говорила о каких-то сатанистах…
- Да, твоя девушка приходила ко мне. – грустно покачала головой Трэйси. – Так в чем дело?
- Дело в том, что она пропала! Ее телефон не отвечает. На квартире, которую она снимала, живут какие-то другие люди. На работе она не появляется. И это все – после визита к тебе! Что ты ей насоветовала?
- То, что должна была. – спокойно сказала Трэйси. – И к ее исчезновению я не имею никакого отношения. Это ее решение.
- Так что теперь делать? – обескуражено спросил Иззи.
- Ждать. Барышню свою ты скоро встретишь. – Трэйси поднялась и подошла к окну.
- Ну что ж… Тогда я пошел. – Иззи поднялся и направился к выходу.
- Иззи?
- Да? – он повернулся.
- Не говори никому, что я жива. – сказала Трэйси, не оборачиваясь.
- Ладно.

Добавлено (29.12.2008, 23:49)
---------------------------------------------
- Послушай, а что там за зеркалом?
- Ты же видишь – отражение комнаты.
- А что за дверью?
- Открой ее и увидишь коридор.
- А куда он ведет?
- Сама знаешь – в спальню и кухню.
- Это здесь, а там, в зазеркалье?
- Зачем тебе это знать?
- Ты – я. Значит тот мир – мой.
- Нет, он не твой. – поджала губы Лизи
- Ну скажи, куда ведет коридор?
- В смерть.
- В смерть? – недоверчиво переспросила я.
- Давай не будем говорить об этом…
Но я постоянно возвращалась к закрытой теме. Как и до появления Лизи, меня упрямо тянуло к зеркалу. Несмотря на то, что я жила с собственным отражением, зазеркалье так и осталось загадкой. И я стояла, уткнувшись носом в стекло, вглядываясь в такой очевидный и загадочный, близкий и неопознанный, закрытый для меня мир Лизи, в то время, как Лизи наслаждалась моим. Она радостно гремела кастрюлями на кухне, опробовала новые рецепты, обставляла новую квартиру, читала книги и запоем смотрела телевизор.
- В твоей гостиной не было зеркала, и я раньше никогда не видела кино. – извинялась она, прежде чем погрузится с головой в новый фильм.
По совместному решению мы переехали на новую квартиру, отключили телефон, чтобы начать новую жизнь. Я перестала ходить на работу так как мы не нуждались в деньгах - мы их отзеркаливали. Лизи могла достать из зеркала отражение денег и тогда их становилось вдвое больше.
Лизи дулась каждый раз, когда я бессознательно заглядывалась в зеркала. Где бы она ни находилась, чем бы ни занималась в эту минуту, ей приходилось бросать все, чтобы отразить мое лицо. Она не могла остаться дома, когда я отправлялась в город, вынужденная путешествовать со мной по все зеркальным поверхностям улиц и машин, магазинов и кафе. Не могла ни проснутся, ни заснуть раньше меня. Утром мы размыкали глаза одновременно и плелись в ванную – я выходила сквозь дверь, она сквозь зеркало – чтобы умыться и почистить зубы в унисон, каждая на своей стороне стекла. Мне казалось – это очень удобно – нет нужды толкаться у умывальника и задевать друг друга локтями. Но я осознавала: Лизи мучается от зеркального рабства, делавшего ее неполноценной и зависимой. И потому по негласному соглашению зеркала были сведены к минимуму, а мое пользование ими – к насущной необходимости.
- А что случается с отражением человека когда он умирает?
- После смерти душа человека сливается с его отражением. И оно часто подолгу стоит за зеркалом, прощаясь со своим телом…
- Значит, я тоже попаду туда рано или поздно?
- Лучше – вовремя.
- А можно сейчас? Разве я не могу туда пройти?
- Не можешь! Не говори со мной об этом больше!
Тогда впервые она повысила на меня голос. И впервые я приняла то, что до сих пор считала невозможным: зеркало меж нами, делавшее нас единым целым может треснуть. Наша дружба – невероятная, волшебная, рожденная вопреки всем законам природы и бытия, физики и логики, - столь же уязвима, как любые человеческие отношения.

Добавлено (02.01.2009, 11:31)
---------------------------------------------
- Ты куда собрался?
Ричи отпустил ручку двери и обернулся
- Я с Сарой в кино. А что?
- Ничего. – ответил Иззи и, немного помолчав добавил: - Может, ты спросишь у Сары, нет ли новостей о Бет?
Ричи усмехнулся
- Ты меня удивляешь. По тому, как ты поступал с Бет, трудно было сказать, что она тебе нужна. Вообще неудивительно, что она пропала. Какая нормальная девушка выдержит такое?! Тебе следовало…
- Закткнись! – нервно перебил согрупника Иззи. – Тоже мне нашелся самый умный! Даешь мне советы, а сам небось встречаешься с Сарой только потому, что она до неприличия на Трэйси похожа! Скажешь, я не прав?
Ричи ничего не сказал, спершись на дверь и потупив взгляд.
- Ричи, дружище, прости, я…я не хотел. Извини. – примирительно пробубнил Иззи. – Забудь, что я сказал.
- Да ладно. – Ричи поднял взгляд и попытался соорудить сокрушенную улыбку. – Все в порядке. Знаешь, у меня до сих пор такое чувство, будто Трэйси жива…Все бы отдал, чтобы так было на самом деле.
- Постой! – воскликнул Иззи, когда Ричи уже открыл дверь. – Думаю, я должен тебе кое-что рассказать…

Трэйси присела на корточки возле камина. Вдруг послышался звонок в дверь, затем звук открывшейся и звук захлопнувшейся двери.
- Идите сюда! – крикнула Трэйси, бросив взгляд на окно – задернуты ли шторы?
Девушка скомкала бумагу и положила ее в камин. Поверх бумаги она положила несколько тоненьких веточек, а затем сложила поленья. Зажгла спичку, положила ее на бумагу. Ощутив чье-то присутствие, Трэйси оглянулась и, словно вспугнутая пташка, стремительно вскочила на ноги и немного попятилась назад.
Ричи стоял в раме открытой двери.
- Все в порядке. – глубоко вздохнул он. – Я просто пришел посмотреть.
- М-м…Посмотреть на что? – с трудом спросила Трэйси.
- На тебя… - Ричи продолжал смотреть на девушку, надеясь, что не глазеет очень уж откровенно. Он слабо улыбнулся. – А ты не изменилась…Почти…Я знал…я чувствовал, что ты жива…
Губы Трэйси затряслись, глаза расширились и наполнились слезами. Она рухнула в кресло, уронила голову на руки и расплакалась. Ричи приблизился к ней осторожно и медленно, словно к пугливому зверьку, протянул руку и легко-легко дотронулся до плеча девушки.
- О, только не плачь. Все нормально…- он почувствовал что вот-вот расплачется сам.
Трэйси подняла голову. Желтые глаза, полные неизъяснимой тоски, изучали лицо Ричи, пока девушка формулировала ответ.
- Ты злишься на меня? – наконец спросила она.
- Нет…Конечно, нет. – Ричи присел на край подлокотника и снова дотронулся до плеча девушки.
- Как ты думаешь, я хороший человек?
- Самый лучший на свете. – Ричи вдруг поймал себя на том, что нежно гладит рыжевато-каштановые волосы.
Губы Трэйси задрожали и она быстро опустила голову.
- Ну-ну, перестань. – сказал Ричи.
Рыдание сотрясло тело Трэйси:
- Я всегда хотела…Я всегда старалась…
Ричи обнял девушку за плечи.
- Трэйси… - в отчаянии тихо проговорил он. – Я очень люблю тебя. Я хочу, чтобы ты знала.

Добавлено (02.01.2009, 11:37)
---------------------------------------------
- Бет, это ты? – затормозил меня на углу голос.
Я обернулась.
- Это ты! – Иззи сделал шаг ко мне. – Я уже не верил, что найду тебя! Куда ты пропала? Я собирался подавать заявление в полицию! Сара говорила, что у тебя новый роман…Ты исчезла так внезапно. Почему? Мы поссорились из-за ерунды… - он выкрикивал фразы, разрезая их лишь короткими паузами, а его взгляд – я чувствовала это – по-хозяйски ощупывал мое тело с ног до головы, словно проверяя, все ли на месте, действительно ли это я, действительно ли я стою сейчас перед ним.
- Я не помню из-за чего мы поссорились. – сообщила я свысока, стараясь говорить равнодушно.
- Какая ты… - он восхищенно покачал головой, так и не сумев подобрать нужного слова.- Впрочем, ты всегда была красивой, не похожей ни на кого. Поэтому я так запал на тебя…
Его запоздалое признание все же было чертовски приятным. Даже если бы весь город проскандировал хором гимн в честь моей красоты, это не доставило бы мне такого удовольствия.
- Ты сменила квартиру? – продолжал он. – А у меня сменился телефон. Ты не могла дозвониться?
- Я не звонила тебе.
- Значит, правда про роман?
- Правда. – солгала я.
- Кто он? Чем занимается? – лицо Иззи тускнело на глазах.
- Это не твое дело.
Мы помолчали: говорить стало не о чем.
- Может, встретимся как-то? Запишешь мой телефон? – неуверенно предложил Иззи.
Я не спеша, расстегнула сумочку и достала оттуда новенький мобильный – одно из недавних приобретений, в котором, говоря к слову, не было ни малейшего смысла.
Я не общалась ни с кем, кроме Лизи, а где бы я ни находилась, для того, чтобы поговорить с ней, мне достаточно было взять в руки пудреницу с зеркалом.
- Диктуй. – распорядилась я сухо.
Он медленно продиктовал мне номер и добавил:
- Позвони обязательно. Кстати, ты куда сейчас?
- У меня машина недалеко… - только из-за того, что мое внимание было полностью сосредоточено на кнопочках «необъезженого» телефона, мне наконец удалось сказать это так, как хотелось – между прочим.
- Я провожу тебя… - заявил Иззи.
Я передернула плечами, изображая пофигистский вид. Он поплелся следом, не желая меня отпускать. Или просто хотел взглянуть на авто и убедиться, что я не понтуюсь. А может, решал более важный вопрос: как далеко меня занесло? Мы молча поднялись по бульвару и свернули к парковке.
- Какая у тебя машина? – не выдержал Иззи.
- Вот она. – я подошла к серебристому Мерседесу, доставая из кармана ключи. Машина приветливо пискнула, мигнув фарами. На улице темнело.
- Понятно. – по фейсу Иззи я видела: его худшие опасения подтвердились. – Но ты все же позвони мне. Позвони, обещаешь?
Я неопределенно дернула головой и села за руль. Он продолжал жестикулировать, набирая кнопки невидимого телефона и кивая мне в ожидании ответного кивка. Рассмеявшись, я тряхнула челкой и завела машину. Иззи стоял и смотрел на меня. И я невольно восхитилась его упрямством. Он только что получил увесистую оплеуху, мучительную для его болезненного самолюбия: его гипотетический соперник богаче и круче. И все же собирался вступить с ним в бой за меня! Да, упрямства нам обоим всегда было не занимать.
Когда машина наконец двинулась с места, я вспомнила про Лизи и опустила козырек с зеркалом, чтобы поговорить с ней. На ее лице было знакомое мне до боли выражение – обиженной лягушки, сразу же делающее его некрасивым и отталкивающим. Секунду я неприязненно разглядывала, изучая со стороны эту нелепую, вызывающую отторжение гримасу. Не удивительно, что она так раздражала Иззи! Теперь я впервые почувствовала себя на его месте. Я знала – это лицо Лизи. Мое лицо, довольной кошки, выглядит сейчас совершенно по-другому. В желудке стало гадко и противно, словно я только что проглотила какую-то слизкую дрянь. Говорить сразу расхотелось. Я решительно подняла зеркало и порулила к дому, уверенная: там меня ждет весьма неприятный разговор. Я знала, на что обиделась Лизи, - встретив Иззи, я забыла о ней напрочь. Мне хотелось, чтобы она разделила сейчас со мной радость. Хотелось, чтобы она была мной, понимающей меня, как никто другой! Но я знала: она и есть я.

Добавлено (02.01.2009, 11:39)
---------------------------------------------
Классическая каноническая я с исполненным укоризны лягушачьим фейсом, появлявшимся у меня на счет «три», как только я теряла уверенность в своем любимом. И я же – ее подруга, давшая ей повод для сомнений. Я знала: повод ничтожный. Я не ощущала вины и до отвращения не хотела извиняться. Но именно то, что Иззи не ощущал своей вины и, не желая повиниться, принимал оборонительную позицию, и превращало наши мелкие конфликты в непреодолимые катастрофы. Я с удивлением осознала, что первый раз в жизни понимаю Иззи: истоки всех его чувств и поступков, доводивших меня до бешенства и крика. На девяносто процентов они были лишь реакцией на мои слова и упреки. Возможно, он вовсе не изменял мне направо и налево. Просто я сама ставила его перед выбором: либо слезно просить прощения за несуществующую измену, либо, с присущим нам обоим упрямством, доказывать свою невиновность до тех пор, пока тебя не занесет и невинный флирт не превратится в реальную вину.

Мои опасения подтвердились. Лизи сидела на диване, молча, исподлобья глядя на меня.
Я опустилась рядом с ней, раздумывая, что лучше: начать разговор самой или делать вид, будто ничего не произошло. Иззи всегда предпочитал второй вариант. Я, кажется, тоже.
- Давай поедем в клуб. – предложила я.
- Неужели ты все-таки вспомнила обо мне?
- Ты обижена? Почему?
- Кто этот парень?
- Разве ты не знаешь его? Я встречалась с ним. Ты не могла не видеть его раньше. – пожалуй, следовало сказать это помягче, не так, словно я уличаю ее во лжи.
- Ты никогда не говорила мне о нем. – неужели нельзя было сказать это по-другому, не так, словно она уличает во лжи меня?
- Не было желания вспоминать. Я бросила его, как только появилась ты.
- А как только появился он, бросила меня! – выпалила Лизи.
Я поморщилась. Упрек был слишком несправедливым. Ведь сейчас я сидела рядом с ней. Она зажала меня в угол, оставляя только два варианта: вступить в войну или выбросить унизительный белый флаг.
- Послушай, Лизи. – начала я. – Ты действительно зря обижаешься. Иззи мой бывший парень. Вспомни, ты должна была его видеть…
- Да, в зазеркалье я встречалась с ним не раз… - нехотя согласилась она.
- Ну вот видишь…
Она резко прервала меня на полуслове:
- Но я понятия не имела, кто он для тебя! Я знаю его только, как хама, с которым мы постоянно ссорились! Он доводил нас до слез! Я всегда ненавидела его. Не понимаю, почему ты вдруг стелешься под него?!
- Я любила его…
- Если так, то мне тебя жаль!
Я уже готова была конкретно разозлиться, но вдруг до меня дошло: кто знает, может, с зазеркальным Иззи Лизи связывал не роман, а совсем иная связь? И там он был ее сволочным родственником, соседом или коллегой по работе.
- Ты права, у нас были кошмарные отношения. Мы постоянно препирались, разбегались, сбегались. Он измучил меня.
- Ага. А встретив его снова, тут же позабыла обо всем на свете.
- Да. – согласилась я. – Я забыла обо всем. Но ты должна меня понять. Это же такой кайф – размазать по стенке бывшего мучителя. Может, я ни разу не посмотрела на тебя, но если бы не ты, я не могла бы чувствовать себя такой сильной.
- Правда? – ее глаза потеплели.
- Ну конечно же правда! Поехали в клуб.
- Хорошо. – довольно протянула она. – Только пообещай мне, что никогда больше не увидишь этого парня. Ни встречаться с ним не будешь, ни звонить.
Я изумленно открыла рот, не в силах проглотить такую категоричность. Белый флаг обернулся для меня рабством.
- Что? – закричала я визгливо. – Я уже поговорить с ним не имею права?!!

Я выбежала на улицу, села в машину и включила мотор, еще не зная, куда собираюсь ехать. Уж точно не в клуб. Настроение безнадежно испорчено. Как она могла требовать от меня такое, после того, как я ей все объяснила? Я сама позволила Лизи усесться себе на шею, свесив ножки. Вела себя так, словно принадлежу только ей. Я кайфовала от нашей самодостаточности и независимости от мира. Но независимость дает только еще более глобальную зависимость.
Я не хотела нашей ссоры. Но раз уж она произошла, это прекрасный повод дать понять: я не ее собственность. Только я сама вправе решать, кому принадлежать.

Добавлено (05.01.2009, 00:14)
---------------------------------------------
- Так, так, так… - поморщилась Трэйси. – В общем-то я ожидала, что вы придете. Значит, заклинанье сработало? – она явно не испытывала радости от моего визита.
Я молча кивнула – в горло словно вставили пробку. Только сейчас до меня дошло: ведьма не в курсе моей невероятной истории с выпорхнувшим из зеркала отражением, и я не знаю, как рассказать ее так, чтобы она выглядела хоть сколь-нибудь правдоподобно.
- Это был не тот суженый, которого вы ожидали? – догадалась Трэйси.
- У вас есть зеркало?
Ведьма прошлась по комнате, маневрируя между захламленными вещами столами и отыскала на одном из них старинное зеркальце на длинной ручке.
Я встала и подошла к ней.
- Смотрите. – со вздохом сказала я, поднося зеркало к лицу.
Она лишь длинно и угрюмо смотрела на меня, стоявшую посреди комнаты с зеркалом в руках, отражающим что угодно – потолок, занавесь, саму Трэйси, - но только не мое лицо.
- Никогда не видела такого. Только читала. – прокомментировала она наконец, снова садясь к камину и протягивая длинные пальцы к огню. Вид у нее был крайне не оптимистичный. Но я почувствовала радость уже оттого, что кто-то знает мою тайну и не сошел с ума. – Что ж, я предупреждала: заклятие сатанинское. Оно способно и не на такое. Могло быть и покруче.
- Куда уж круче? – безрадостно усмехнулась я.
- Бывает, часто бывает так, что твой суженый умирает еще до твоего рождения…Или должен родится через сто лет после твоей смерти. Но заклятие на зеркале способно заставить мертвеца выйти из могилы, а не рожденного прорваться к тебе из небытия. И последствия их прихода часто бывают страшны. Только у вас нет суженого ни в прошлом, ни в будущем. Вы были влюблены в себя и обречены на одиночество. Такая судьба. Но было произнесено заклятие, и…
- Ко мне пришла Лизи.
- Это я уже поняла. Но почему ваша alter ego(прим. – другой я) бросила вас?
- Наверное потому, что я вернулась к моему парню…
Трэйси оторвала взгляд от трепещущих языков пламени и обернулась ко мне
- Не смогли разобраться, кто из них ваш истинный суженый? – насмешливо поинтересовалась она.
Я промолчала и добавила:
- Я звала ее, стучала в зеркало…Я не знаю, что мне делать. Вы когда-нибудь пробовали прожить без отражения? Ты не можешь даже накрасить губы и ресницы. И причесаться-то толком не получается…
- Вас волнует именно это?
- Нет. – затрясла я головой. – Самое страшное, что каждый раз, когда я подхожу к зеркалу, у меня возникает чувство, будто меня нет. Я просто не существую! Помогите мне! Я хочу вернуть Лизи! Она не выходит ко мне, значит, я должна пойти к ней. Мне нужно попасть в зеркало.
- В зеркало? – колдунья была потрясена. – Человеку нельзя соваться туда. Это очень опасно.
- Выходит, это все-таки возможно?
- Допустим. – согласилась ведьма. – Вот только я не собираюсь способствовать вам этом. В лучшем случае вы заблудитесь в зазеркалье. В худшем…
- Я разыщу там Лизи и помирюсь с ней! – убежденно перебила я. – Как только я войду туда, она прибежит ко мне сама, она не позволит мне рисковать.
- А с чего вы взяли, что вы ей так нужны?
- Но ведь она – я, она чувствует то же, что и я!
- А что чувствуете вы?
- Я хочу помириться с ней.
- Если б это было так, она б уже вышла к вам. Не лучше ли вам, для начала, разобраться в собственных желаниях, не припудривая их самообманом. Nosce te ipsum( прим. – Познай самого себя), как говорили древние. Чего вы добиваетесь? Вновь обрести себя или подчинить ее? Или только вернуть свое отражение, чтобы беспроблемно красить губы, поскольку в глубине души вы мечтаете придушить собственное «я»?
- На что вы намекаете? – спросила я презрительно? – Что Лизи может убить меня? Это невозможно!
- Невозможно? – ухмыльнулась ведьма. – Хотите сказать, человек не способен убить сам себя? Вы не знаете, что такое самоубийство? – она откинулась на спинку кресла и захохотала.

Добавлено (05.01.2009, 00:15)
---------------------------------------------
- Мы с Лизи – лучшие подруги! Мы даже ближе, чем сестры! - объявила я. – А вы несете полную муру.
- Feci quod portui, faciant meliora potentes(прим. – Я сделал все, что мог, кто может, пусть сделает лучше) – ведьма демонстративно отвернулась.
- Хорошо. Ответьте мне только на один вопрос. То предсказание, ну вы понимаете, на тарелочке, оно может не сбыться?
- Нет, не может? – выговорила она без сомнений. – А что?
- Ничего. Спасибо. До свидания. – я направилась к двери,злая и недовольная результатами визита, но все же исполненная оптимизма.
На лесничной площадке я натолкнулась на кого-то. Это был Ричи.
- Э-э…Привет, Бет. – поздоровался он. Вид у него был несколько сконфуженый.
- Привет. – сухо поздоровалась я. – Ты что здесь делаешь?
- У меня тут знакомые живут… - он врал. Явно врал. Я бы сейчас стала его допрашивать, пока он, припертый к стенке, не сказал истинные причины его здесь присутствия. Или же, позвонила бы Саре и услужливо бы ей сообщила, что ее ненаглядный что-то скрывает. Но Ричи повезло. Мне было не до этого. Попрощавшись с ним, я вышла из дома.
На той картинке-видении у меня было отражение! Нужно срочно купить красное платье.

Простыни уже горели. Высокоградусное лето фанатично вылизывало их горячим широким язиком, не оставляя ни пятнышка прохлады. Флегматичный шелк напоминал измятую, покрытую жирними пятнами фольгу, в которую заворачивают курицу, предварительно уморив ее в духовке. Трэйси потянулась к кнопке вентилятора, старого металлического, похожого на пропеллер давно списаного в утиль самолета. Он взвыл и воинственно забарабанил по мертвому воздуху кожаными лопастями.
- Я люблю тебя. – сказала Трэйси.
- Любишь? – спросил Ричи неуютно.
- Любишь? – немного испуганно.
- Любишь? – на этот раз тревожно: «А любишь ли?»
- Люблю.
Он улыбнулся слабо и неуверенно. Он хотел верить, но не мог.
- Саре ты говоришь то же самое. – бессильно выдохнул он.
- Но я действительно люблю ее. – улыбнулась Трэйси. – Разве я виновата, что на все случаи жизни люди выдумали одно-единственное слово «любовь»?
- Как ты можешь любить девушку, парня которой ты любишь?
- Но ведь ты любишь Сару?
- Не знаю… - протянул он.
- Зато я знаю. Ты ее любишь. И меня тоже. Ведь так?
- Наверное…может быть…
- Если ты любишь и меня, и ее, почему ты отказываешь мне в праве любить и ее и тебя? – пошутила Трэйси.
Ее безмятежность успокаивала Ричи и в то же время тревожила потому что казалась алогичной.
- Я люблю вас по-разному… - сказал он, помолчав.
- И я люблю вас по-разному… - рассмеялась Трэйси.
- Но ведь это невозможно! – взмолился Ричи. Он не понял шутки. Ему хотелось гармонии, пусть и нелогичной. – Знаешь, иногда я думаю: как ты можешь так честно смотреть Саре в глаза?
- Наверное, потому, что я ничего у нее не краду.
- Значит, я для тебя ничто? – напрягся Ричи.
- Нет, ты для меня – все! Но мы с ней любим разного Ричи. С тем Ричи, которого люблю я, она даже не встречалась. Таким ты бываешь только со мной. А того человека, которого любит она – любит только она. Ничего удивительного в этом нет. В каждом из нас живет несколько людей. И мало кто находит человека, способного удовлетворить сразу все запросы. Хотя бы потому, что потребности эти взаимоисключающие. С одними тебе хочется быть крутым, а с другими – умным и чутким. Поэтому одно «я» удовлетворяется коллегами, другое – друзьями, третье – семьей, не говоря уже о четвертом, пятом и сорок первом.
- Это какая-то мудреная пафосная ложь. - Ричи отстранился и выговорил наболевшее: - Нам нужно что-то решать!
- Я не хочу ничего решать. Я абсолютно счастлива.
- И ты не хочешь, чтобы я расстался с Сарой?
- Меньше всего на свете мне бы хотелось, чтобы ты расставался с женой.
- Но Сара мне не жена.
- Какая разница? – отмахнулась Трэйси. – В конце концов ты все равно женишься именно на ней.
- А ты хотела бы быть моей женой?
- Нет. – Трэйси грустно помотала головой. – Из меня получилась бы бездарная супруга. – она все еще улыбалась. Все еще смотрела на него нежно. На печаль уже закралась в ее рот, омочила серым цветом улыбку.
- Если женщина любит мужчину, она хочет быть его женой. – упрямо повторил Ричи.
- Ты путаешь любовь с эгоизмом. Если женщина на самом деле любит мужчину, то прежде всего хочет, чтобы он был счастлив.

Добавлено (05.01.2009, 00:16)
---------------------------------------------
- Значит, ты не вышла бы за меня замуж? – с нарастающим сомнением уточнил он.
- Нет. – повторила Трэйси глухо.
- Но почему?
- Потому что…тогда мне достанутся оба Ричи, и один из них, никогда не сможет быть счастлив с такой девушкой, как я, я не смогу быть счастлива с ним, и Сара пострадает ни за что, ни про что.
- И все же, как честный человек, я должен бросить Сару.
- Глупый ты мой… - Трэйси прижала его голову к свой груди. – Мне остается только поражаться, как упрямо люди стремятся быть несчастными. Ради каких таких святых целей нужно обрекать на страдания трех счастливых людей?
- Ради правды!
- Правда мало кому приносила облегчение. Но если тебе так хочется правды, зачем обязательно уходить от Сары, лучше уж иди в мармоны – они имеют право на двух жен. Будем жить все втроем долго и счастливо.
- Ты издеваешься?! – обиженно всхлипнул Ричи
- Тогда не нужно ничего менять. – подвела она печальный итог. – Пусть все остается как есть.
- Ты уверена, что можешь быть счастлива так?
- О каком несчастье может идти речь, если ты для меня, как глоток воздуха…- произнесла Трэйси нараспев, зачаровывая ползущую из всех щелей реальность.
Ричи не верил ей. Но, вопреки всем доводам убогого человеческого рассудка, был счастлив.

Добавлено (09.01.2009, 14:36)
---------------------------------------------
Я сидела дома, сгорбившись в кресле, и понуро ждала двенадцати ночи. Все было уже готово. Два загодя купленных мной больших зеркала – оба высотой в человеческий рост – стояли друг против друга, образуя зеркальный коридор в бесконечность. Теперь я знала: его называют сатанинским коридором. Но это меня не останавливало. У меня не было выбора. Пусть заклятие и сатанинское, но разве треклятая ведьма , кичащаяся белизной своей магии, предложила мне иной вариант? Свечи были зажжены. Часы стояли рядом. Еще три минуты. Я встала и подошла к зеркалам. Вытянула вперед руку и подняла нож, зажмурившись от страха. Затем заставила себя разлепить веки. Две минуты. Страшно.
Одна минута. Чем быстрее я это сделаю – тем легче мне будет. Я храбро перечеркнула ладонь новым порезом и перекинула нож в другую руку. Ну же! Нельзя сосредотачиваться на боли. Мучительно стиснув зубы, я нанесла второй порез.
На часах было 00.00. Время, когда времени не существует.
Одна за одной в зеркале появились двенадцать арок.
Я громко прошептала заклятие нормально и навыворот. Протянула рыдающие от боли ладони к стеклу. Стекло дрогнуло и поддалось – мои пальцы прошли сквозь него, как сквозь воду. Я медленно занесла ногу и перешагнула через раму зеркала. Получилось!
Едва лишь моя ступня опустилась на пол по другую сторону стекла, я увидела Лизи.
Она бежала ко мне, выбросив вперед сочащиеся кровью ладони. Наши руки встретились.
- Ты вернешься? – спросила я. Или только хотела спросить. Тьма ударила мне в глаза, двумя кулаками одновременно. И я упала лицом вперед, прежде, чем Лизи успела меня подхватить.

Когда я очнулась, за окном уже был рассвет. Я лежала на полу гостиной, рядом валялся подсвечник со сломанной свечой, воск залил пол темной глянцевой лужицей. Я села и ощупала шишку на лбу. К моему удивлению, она не болела. Я чувствовала себя прекрасно, безмолвствовали даже порезы на руках.
- Лизи! – громко позвала я.
Она не ответила.
- Лизи, где ты?
В отличие от прошлого раза, я прекрасно помнила все события минувшей ночи, предшествующие моему ритуальному падению в обморок: план полностью удался – Лизи пришла. Я встала и заглянула в зеркала, по-прежнему отражавшие зеркальный коридор – там ее не было. Значит, Лизи на кухне или в спальне. Странно только, что она кинула меня на полу. Хотя, что здесь странного? Лизи всегда засыпала и просыпалась вместе со мной. И если я упала в обморок, она, должно быть, тоже свалилась без чувств и пришла в себя лишь сейчас. Только где она? И где мой чертов тапочек? Тапочек с правой ноги куда-то запропастился. Я досадливо покрутила головой в поисках беглеца, затем раздраженно отфутболила левый в угол комнаты. Бессознательно раздвинула зеркала, разрушая сатанинский коридор, и, шлепая по полу босыми пятами, направилась в спальню. Дверь была плотно прикрыта. Я распахнула ее.
- Ли…з-з-з…и-и-и-и-и-и-и-и!! – имя переросло в вопль ужаса. Я отпрянула в испуге, захлопнула дверь, защелкнула ее на замок и влипла спиной в стену, тяжело дыша и закрывая лицо руками. За дверью не было спальни – только темнота – огромная бесконечная дыра в никуда!
Я стояла оглушенная, боясь сделать шаг вперед. Коридор, который должен был оканчиватся просторной прихожей, теперь – я отчетливо видела это! – уходил в такую же безысходную тьму. Где-то там, за непроницаемой мглой исчезла и моя кухня. Я кинулась обратно в гостиную, поспешно обшаривая ее мятущимися, безумными глазами. Сердце похолодело от страха, словно кто-то запихнул его в морозилку. Только сейчас я заметила: комната, где я очнулась, тоже существует не полностью – в отдельных местах, за спиной одного из зеркал, ее размывали черные щели мрака.
Страшная догадка уже накатывала на меня, но, увернувшись от нее, я кинулась к зеркалу.
- Лизи!!!
Я расплющила лицо о стекло, пытаясь увидеть Лизи в зазеркальной гостиной. Но она была столь же безлюдной, как моя. Я видела лишь диван, срезанный обрывок коридора, разбросанные вещи на полу… Увиденное больше не оставляло мне поводов для сомнений. Там, за стеклом, валялся на полу мой потерянный тапочек с правой ноги. Я была в зазеркалье!
- Нет!!! Нет!!! – в истерике я забарабанила по зеркалу кулаком. Я орала и царапала его, пытаясь поддеть ногтем, продырявить пальцем, чтобы прорватся обратно – домой. А потом, в отчаянии, подхватила с пола тяжелый подсвечник и ударила по непобедимому стеклу. Это была моя ошибка! Бабах! Зеркальная гладь со звоном посыпалась к моим ногам. Тьма схватила меня за плечи. Бабах! Падая, тяжелая рама обрушилась на второе зеркало, разбивая его вдребезги и увлекая за собой. Бабах! Оба зеркала упали на пол, взорвавшись осколками света…И я очутилась в беспросветной темноте…

Добавлено (09.01.2009, 14:38)
---------------------------------------------
Не знаю, сколько времени я стояла, вцепившись ладонями себе в щеки и тараща невидящие глаза. Но постепенно шок перестал ослеплять меня, и я поняла: темнота не столь уж беспросветна. От осколков, лежавших под моими босыми ногами шли лучи. Опасаясь сделать неверное движение и поранить ногу, я присела и пригляделась к ним. Все лежащие осколки как один отражали потолок моей квартиры. Я выбрала самый большой кусок и, аккуратно взяв его обеими руками, стала вертеть, наклоняя под разными углами. Мне удалось разглядеть свою люстру, потом другие части интерьера. Ступая на цыпочках, я выбралась из стеклянной кучи и отошла на максимально безопасное расстояние.
Вчера во время ритуала, я вошла в зазеркалье и, потеряв сознание, упала и осталась там. То есть здесь. Почему Лизи бросила меня? Неизвестно. Так же как неизвестно, могла ли она вообще протащить меня обратно. Она и эта дрянь Трэйси лишь предупреждали, что нельзя сюда соваться в принципе. Возможно, проход между двумя мирами открывается для человека только на одну минуту. И сама Лизи, освобожденная моим заклятием, способна пройти сквозь него, а я нет. Это понятно. Но куда подевалась Лизи? Наверное, сейчас она выясняет у какой-нибудь зазеркальной Трэйси, как вытащить свою глупую подружку из зеркал. Нужно просто подождать ее возвращения или просто отправится на поиски самой.
«В лучшем случае вы заблудитесь в зазеркалье» - кажется так сказала мне чертова ведьма, и только теперь я поняла, как она чертовски права. Мир зазеркалья оказался совсем не таким, каким я его себе представляла.
«- Ну скажи, куда ведет коридор?
- В смерть.»
Если смерть – есть небытие, Лизи говорила чистую правду. Мира, где оказалась я, попросту не существовало. Он был громадной черной дырой.
Ноги затекли. Я встала и помаршировала на месте, разминая их и одновременно пытаясь завести свою решимость бравурными движениями.
Я медленно двинулась вперед. Свет из осколка фонарика неуверенно тыкался в огромное брюхо темноты. Я трусливо оглянулась – кучка разбитых зеркал скрылась из виду. Неужели я отошла так далеко? Или просто свернула за невидимый мне угол? Я сделала еще несколько шагов. Осколок-проводник внезапно погас. Вытянув вперед правую руку, я пошла дальше на ощупь.Пальцы коснулись ручки невидимой двери. Я толкнула ее. Со всех сторон меня окутывало бесконечное звездное небо. И лишь когда осколок в моей руке вдруг снова зажегся яростным светом, я разгадала: это не звезды! Это зеркала!Теперь у меня было достаточно света, чтобы продолжать путешествие. Я торопливо засеменила дальше, опасаясь соваться в двери. Я не знала законов зазеркалья – насколько сурово они карают чужаков, вваливающихся в чужие отражения.
Осколок опять погас, я сунула его в карман халата и стала спускатся по нескончаемой темной лестнице. Лестница оборвалась и уперлась в дверь, на этот раз открытую настежь. За ней виднелась вечерняя, знакомая улица, на которой мы с Лизи жили последнее время. Точнее лишь разорванные фрагменты улицы в тех местах, где ее отражали витрины магазинов и кафе. Я с ужасом представила, как буду выглядеть, разгуливая босиком, в домашнем халате. С другой стороны: куда мне деваться?
Но как мне найти Лизи?
Собрав свои смятенные чувства в кулак, я попыталась настроить их на связь с Лизи. Мне почудилось: я улавливаю какие-то слабые импульсы. Тяжко взодхнув я сделала шаг вперед и вступила прямо в лужу. Но я ничего не почувствовала. Наверное, живущие тут не способны испытывать ничего – только отражать чувства реальных людей…
Окрыленная новым открытием, я припустила


WHERE THE GOOD TIMES GONE?
 
girlДата: Пятница, 09.01.2009, 15:24 | Сообщение # 4
жестЬ
Группа: Пользователи
Сообщений: 925
Репутация: 22
Статус: Нет меня
...

Желания сбываются...Но лишь в те моменты,когда уже не надо
 
vikaДата: Пятница, 16.01.2009, 21:43 | Сообщение # 5
Just_an_Angel
Группа: Пользователи
Сообщений: 955
Репутация: 27
Статус: Нет меня
girl, cпс!

Окрыленная новым открытием, я припустила почти бегом и юркнула в близжайшую дверь кофейни. Интерьер казался утешительно реальным. Одна из стен кафе была полностью зеркальной и поэтому отражала его целиком, без черных дыр. Несколько мужчин, сидевших за столиками, с интересом поглядели на меня, не высказывая изумления при виде босоножки в махровом халате. Естественно, ведь они могут лишь повторять движения людей. Но тогда почему они в принципе посмотрели на дверь? Я непроизвольно кинула взгляд на дверь реального кафе за стеклом. И увидела, что на пороге стоит Лизи. Она усмехнулась и я почувствовала, что тоже усмехаюсь ей в ответ. Она двинулась по залу – я пошла за ней, без труда повторяя ее движения. На ней было купленное мною на днях красное платье и мои любимые черные сапоги на шпильках с острыми носами. Она отвернулась, выискивая кого-то глазами, - я тоже – и увидела за столом в углу знакомый затылок Иззи. Двух Иззи! Одного за стеклом, второго здесь, в трех шагах от меня. Я хотела броситься к нему, но не смогла. Подошла медленно и неторопливо, выждала паузу, пока он догадается встать и отодвинуть мне стул. И лишь затем села и насмешливо посмотрела на него. Я хотела закричать: «Что ты делаешь тут?!», но не смогла разомкнуть рта. Мой рот ухмылялся помимо моей воли. Я хотела сложить руки на груди, но рука, переставшая подчинятся мне, размеренно постукивала ногтями по столу. Я хотела испугатся, но не смогла сделать даже этого!
- Я так соскучился за тобой… - проскулил Иззи, ласково накрывая мою руку своей ладонью. И только теперь, глядя на наши руки, я заметила: на мне нет больше махрового халата – запястье обнимал рукав красного платья. Я хотела рассмотреть его, но не смогла. Я подняла глаза на Иззи и растянула губы в улыбке.
- Сначала соскучился за мной, потом будешь скучать со мной? – саркастично сказала я. – Так оно всегда и бывает, да?
И поняла, что сказала это не я, а Лизи. Я хотела повернуть голову к ней. И мне это удалось, потому что она тоже посмотрела на меня длинным победоносным взглядом. Иззи что-то быстро заговорил в ответ: «Так больше не будет…Прости меня…Я все понял…Мы будем жить по-другому…»
Я хотела что-то сказать, но не могла говорить, не могла даже бросить на Лизи умоляющего о спасении взгляда. Могла лишь смотреть ей в глаза, чувствуя, что мое лицо, словно невыносимая тесная маска, складывается в ироничную недоверчивую гримасу. В лицо Лизи.
И я ничего не могла поделать, потому что была только ее отражением.

Добавлено (11.01.2009, 22:53)
---------------------------------------------
- Простите, что я без звонка. Но я не знаю вашего телефона…
- Не извиняйтесь, я ждала вас. – Трэйси с интересом рассматривала новую гостью.
- Вы меня ждали? – заколебалась визитерша, делая акцент на слове «меня».Облокотившись на подлокотник кресла, она с не меньшим любопытством рассматривала ведьму.
- Вас, Лизи, вас…
- Вы узнали меня?
- Как я могла не узнать вас? Вы же копия Бет… А она, я думаю, вряд ли способна осчастливить меня визитом.
- Значит, вы в курсе?
- Можете рассказать свою версию.
- Вчера ночью Бет, как я и ожидала, произнесла заклинание. – послушно отрапортировала Лизи. – Вошла в зеркало и потеряла там сознание.
- Вы, похоже, знаете ее лучше, чем она сама. – заметила Трэйси.
- Это естественно. – сказало отражение, как о чем-то само собой разумеющимся. – Она не могла поступить иначе и попалась в мою ловушку. Ну а утром я позвонила Иззи и назначила свидание в кофейне возле дома. Он пришел, и Бет тоже пришла…с другой стороны стекла. Сразу после встречи с ними я отправилась к вам. – в ее рассказе не было и намека на самодовольство.
- Вы хотели отомстить? – осторожно спросила Трэйси.
- Я хотела только одного – вновь обрести саму себя. Понимаете…До того как Бет освободила меня из зеркала, я была уверена, что это ОНА – МОЕ ОТРАЖЕНИЕ.
- Как интересно!
- Точнее, - объяснила Лизи смущаясь, - мы, отражения, думали, что люди – видения, появляющиеся в зеркале, когда мы подходим к нему. Видения будущего, и лишь смерть дает вам истинную жизнь – в зазеркалье.
- Очень интересно. – повторила Трэйси, пододвигая к себе листок бумаги и делая на нем какие-то пометки.
- И только выйдя оттуда и обретя свободу, я узнала, что я – раба! – подвела горький итог пришелица из небытия. – Я поняла это не сразу. Вначале это был шок – ведь я получила возможность попасть в мир иной. И Бет казалась такой несчастной и потерянной. Словно нерожденный ребенок, она не знала о себе ничего. Я открыла ей истину. Научила ее быть самой собой. А себя саму потеряла… О, я долго не признавалась себе в этом! Но в один момент я разрыдалась, осознав наконец отвратительную, ненавистную истину: настоящая не я, а она. А я – марионетка, с которой Бет способна сделать все что угодно! Даже заставить меня заниматься любовью с противным мне парнем. – Лизи склонила голову и замолчала.
- Но ведь Иззи и Бет были любовниками и раньше? – удивилась Трэйси.
- Раньше, - выдавила Лизи сквозь зубы, - они гасили свет. А то, что не видно в зеркале, не существует для зазеркалья. В тот вечер я была с ним впервые – против своей воли. Это было практически изнасилование.
- И вы взбунтовались. – заключила Трэйси. – Я вас понимаю.
- В общем, я пришла к вам не затем. Вы должны помочь мне вызволить Бет. А я вернусь в зеркало и буду жить, как раньше. Я забуду печальную правду. И все будет, как раньше…Скажите, я могу освободить ее тем же заклятием?
- Нет. – покачала головой Трэйси.
Лизи изменилась в лице:
– Что я натворила! Неужели даже вы не сможете помочь нам?
- Я не знаю, как вам помочь. – призналась Трэйси. - Мне это не по зубам.
- Помогите, прошу! – в отчаянии сплела руки Лизи.
- Я не могу! Я не стану обращаться к дьяволу! - внезапно Трэйси хлопнула себя по лбу. – Но есть ведь и второе – белое заклинание. – она кинулась к книжным полкам и торопливо вытащила оттуда книгу. Отыскав нужную страницу, она прочитала: - Граница между тем и этим миром становится прозрачной и преодолимой…гадающая смотрит сквозь зеркало прямо в тот свет, в ожидании видения жениха или знака собственной смерти. – она захлопнула книгу. – Все то же самое, только без крови и насилия над судьбой. С его помощью также легко можно пройти туда и обратно!
- Когда я должна это сделать?
- Вы не можете этого сделать…Это может сделать только человек.
- Любой?
- Только тот, которому сужена Бет.
- Иззи?
- Он самый. – Трэйси вздохнула. – Боюсь только придется подождать до новолуния.

Добавлено (14.01.2009, 23:23)
---------------------------------------------
Трэйси улыбнулась. Уютный беспорядок комнаты напомнил ей ее берлогу. В этом беспардонном, индивидуальном, вдохновенном бардаке мог быть счастлив только один человек – ее автор и хозяин. И Трэйси не сомневалась, что ее бабушка, сидевшая напротив, была счастлива здесь.
- Рассказывай. – распорядилась бабушка.
- Ты говорила, что ведьма не может любить, но…
- Да. – бесцеремонно оборвала бабушка внучку. – И еще я говорила, что в твоей жизни навсегда останется только одна любовь…
- Но у ведьм не бывает женихов! Мои суженые – люди, которым я не имею права отказать в помощи…
- Так оно и должно быть …У тебя, увы, все иначе. И это только осложняет ситуацию. Твои сужение все еще эти самые люди, но…Есть риск, что ты просто уничтожишь себя, когда будешь стоять на перекрестке, где по одну сторону стоят суженые, по другую – парень твой...
- Не мой – Сары. – горестно поправила Трэйси.
- Нет, не Сары. – опровергла бабушка убежденно. – Твой.
- Разве он не любит Сару?
- Может, и любит…смотря что вкладывать в это слово…
Трэйси вздохнула:
- Не следовало мне приходить сюда. Все равно ты ничем не сможешь помочь.
- Но ведь, друг без друга вы тоже не сможете быть счастливыми. - сказала бабушка, благополучно пропустив мимо ушей последнюю фразу.
- Зато мы будем спокойны.
- И тебя это устраивает?
- Нет.
- Хорошо. – бабушка удовлетворенно кивнула и потянулась к своим волосам, словно намереваясь поправить прическу. Но вместо этого вытащила оттуда большую блестящую булавку-шип. – На, держи. – протянула она булавку внучке.
Трэйси недоуменно повертела в руках подарок. Булавка была длинной – сантиметров десять и оканчивалась круглой, неправильной формы бусиной из неизвестного ей, зеленого камня.
- И зачем она мне?
- Если ты уколешь этой булавкой человека, он умрет.
Трэйси изумленно открыла рот. Беседа приняла крайне неожиданный оборот.
- И кого ты предлагаешь мне колоть? – поразилась она.
- А вот тут у тебя есть выбор. – ухмыльнувшись, бабушка откинулась в кресле. – Можешь убить Ричи. А можешь – себя.
- Здрасьте приехали! – презрительно фыркнула Трэйси. – И какой мне в этом резон? Если бы у меня возникло столь идиотское желание, я бы и сама нашла чем его пристукнуть или травануться самой!
- Если уколешь его моей булавкой, эту смерть никто не соотнесет с тобой. Но важно даже не это, а то, что тогда, вместе с ним, умрет и твоя половина. Та, которая нуждается в нем. Ты спокойно посвятишь себя своему призванию и проживешь долгую и счастливую жизнь.
- А если уколюсь сама? – ошалело поинтересовалась Трэйси.
- Тогда будет счастлив Ричи. Как только ты умрешь, он забудет тебя и забудет себя таким, каким был с тобой. Станет совершенно цельным, успешным, довольным собой и жизнью. Выбирай.
- А Сара? Мои суженые?
- Если вы умрете, у них все будет хорошо, обещаю.
- Прости, но все это…
- Похоже на сказку. – понимающе кивнула бабушка. – Трудно поверить, что в любом случае все будет хорошо. Но я ведь не заставляю тебя верить. Попробуй, и убедишься сама.
- Хорошо…. – Трэйси встала ужасно разочарованная и недовольная.
- И еще. – одернула ее бабушка. – Совет напоследок. Даже если ты не воспользуешься моей булавкой, не бросай его. Наплюй на все принципы, на мораль, на добро и зло и не бросай. Если ты бросишь его, будет только хуже. Всем.
Трэйси выскочила из бабушкиного дома, пытаясь привести запутавшиеся мысли в порядок.
«Так, нужно еще заехать забрать заказанное мной зеркало…Да, зеркало специально для гадания, чтобы вытащить Бет…Сегодня ведь должны прийти Иззи и Лизи…Странно однако, что Иззи на это согласился…» Но, как бы она ни пыталась перевести мысли в другое русло, они предательски возвращались к треклятой булавке, что лежала в ее кармане.

Добавлено (16.01.2009, 21:43)
---------------------------------------------
Ричи и Трэйси лежали плотно прижавшись друг к другу, боясь разомкнуть объятия, боясь, что все окажется ложью.
- Нужно что-то решать. – произнес Ричи. Совсем не так, как говорил раньше. Это было незыблемое решение.
- Да. – согласилась Трэйси. В ее голосе не было сомнений.
- Ты бросишь свою работу.
- Да.
- И я расстанусь с Сарой.
- Да. – повторила Трэйси, нащупывая под подушкой золотую булавку с зеленой бусиной. Она не колебалась.
- Ой, что-то кольнуло…сердце. – нахмурился Ричи и тут же забыл об этом, завороженный ее улыбкой.
Продолжая улыбаться, Трэйси аккуратно вытащила острие из его кожи и вонзила себе в плечо. На мгновение боль сжала ее грудь. Она с ненавистью отбросила использованную булавку. « Все кончено – теперь мы умрем. Оба.»
- Ты любишь меня? – спросил Ричи.
- Да…
- Мы больше никогда не расстанемся?
- Нет. – Трэйси ждала. Ничего не происходило. « Быть может, смерть наступит только через несколько часов?» - подумала она. И обрадовалась этому. «Несколько часов вместе с Ричи! Несколько часов счастья, которое никогда не сменится горечью!»
- Я позвоню Саре. Скажу ей все. – Ричи взял трубку и быстро набрал номер. – Алло, Сара, это я .…. Как кто? Я, Ричи! – на его лице появилось удивление. – Не понял. – произнес он оторопело. Затем ошеломленно посмотрел на Трэйси.
- Что случилось?
- Сара повесила трубку. – его изумление было почти смешным.
- Рассердилась?
- Нет…Фигня какая-то. – Ричи недоуменно пожал плечами. – Она сказала, чтобы я не валял дурака, потому что ее парень, Ричи, только что пришел. Я ничего не понимаю….А ты?
- А я…я…Господи, не может быть! – вырвав трубку у Ричи из рук, Трэйси судорожно начала набирать номер. – Алло? Вам был сделан заказ на имя Трэйси Брукхард .…. - Трэйси с волнением слушала молчание в трубке и ждала ответа. Но она уже знала, что услышит сейчас! - Нет, ничего…Просто боялась, что она не заберет зеркало вовремя.

КОНЕЦ
(на этот раз наверняка happy )


WHERE THE GOOD TIMES GONE?
 
vasyaДата: Четверг, 11.08.2011, 15:09 | Сообщение # 6
Новая кровь
Группа: Пользователи
Сообщений: 8
Репутация: 0
Статус: Нет меня
оптимизация сайта и лечение болезней

веб-сайт лечение
 
Форум » Us5 » Us5 Fans creativity » Война миров 2 (Сатанинское заклятие)
Страница 1 из 11
Поиск:

Пятница, 20.10.2017, 01:04
Приветствую Вас Гость
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz